Фуфломицины за казённый счёт. Что закупают и чем торгуют аптеки в Оренбуржье

Речь идёт в первую очередь о гомеопатических препаратах, использование которых в современной медицине ряд специалистов называют настоящим шарлатанством. Тем не менее Государственное учреждение здравоохранения «Областной аптечный склад» продолжает тратить миллионы рублей на закупку таких препаратов, несмотря на рекомендации учёных и Всемирной организации здравоохранения отказаться от использования лекарств с сомнительной эффективностью.

Наследие доктора Ганемана

Для понимания ситуации — небольшой экскурс в историю фармакологии.

Гомеопатия как отдельный метод лечения был разработан в конце XVIII — начале XIX веков французским врачом Самуэлем Ганеманом. Именно он провозгласил принцип «подобное лечить подобным»: например, если у человека болит голова, то лечить эту боль нужно настойкой грецкого ореха, так как внешне он похож на головной мозг в миниатюре.

Но главное «изобретение» Ганемана, которое он активно продвигал до конца жизни — это идея «усиления через разведение». То есть гомеопаты считают, что если лекарство сильно разбавлять водой, то все вредные его эффекты уйдут, а полезные наоборот, усилятся.

Нужно отметить, что 200 лет назад в таком принципе была логика. В арсенале медиков позднего средневековья были лекарства на основе соединений ртути, мышьяка, настойки беладонны и грибов-мухоморов. Сегодня рецептура тех лет повергает в ужас: даже чайная ложка раствора хлорида ртути — сулемы — вызывает сильнейшее отравление. А тогда это было рядовым средством для лечения, например, сифилиса.

Очевидно, что сильное разведение изначально ядовитых препаратов действительно убирало и эффекты интоксикации. Если от традиционных на тот момент лекарств больные испытывали адские мучения (и часто умирали), то «пилюли» Ганемана были безвредны и комфортны в плане последствий приёма.

Нюанс, однако, в том, что гомеопатические разведения настолько сильные, что де-факто в растворе вообще не остаётся ни одной молекулы действующего вещества. Ганеман брал каплю активного препарата, разводил в 100 литрах воды, затем брал каплю из этого раствора и снова разводил в 100 литрах чистой воды, и операцию эту повторял 30-60-120 раз. Любой школьник, вооружнный знаниями по химии за 10-й класс, легко посчитает, что уже после 6-7 таких разведений активного вещества в растворе остаются считанные молекулы. А на 10-м разведении идёт переливание практически чистой водички.

Так чем же тогда лечат гомеопаты?

Внятного научного ответа на этот вопрос нет. Но, тем не менее, гомеопатия остаётся чрезвычайно популярной, а гомеопатические препараты продаются в аптеках наряду с проверенными лекарствами, чья биохимическая активность не вызывает сомнений.

Среди популярных гомеопатических препаратов, например — «Анаферон» и «Анаферон детский». При цене упаковки таблеток в 300 рублей, его считают средством от простуды и кашля. А кое-кто приписывает и чудодейственные свойства даже по борьбе с коронавирусом.

Вот только если внимательно прочитать состав «Анаферона», то там указано: «антитела к гамма интерферону человека аффинно очищенные. Наносятся на лактозы моногидрат в виде водно-спиртовой смеси с содержанием не более 0,0000000000000001 нанограмм на грамм активной формы действующего вещества. Моногидрат лактозы — это банальный «молочный сахар», природный полисахарид, хорошо известный нам по вкусу мороженого.

Если же говорить об антителах к гамма-интерферону, то содержание их настолько ничтожное, что по подсчётам в «Новых Известиях» академика Евгения Александрова, возглавляющего Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН, лишь в одной из миллиона выпущенных таблеток содержится только ОДНА (!) молекула активного вещества. 999 999 же таблеток будут содержат чистый сахар — и больше ничего.

Узаконенный бизнес

Ещё в 2017 году учёные Российской академии наук выпустили меморандум, где признали гомеопатию лженаукой. Ведущие вузы мира не выдают дипломы врачам-гомеопатам (хотя кое-где есть специальные платные курсы по гомеопатии, но опять-таки без права получения государственного диплома, только «внутренние» свидетельства об их окончании). В ряде стран гомеопатические препараты выведены из категории лекарственных средств.

Но в России они по-прежнему стоят на полках аптек, внешне ничем не отличаясь от таблеток и капель с доказанной клиническими испытаниями эффективностью. Минздрав РФ не запрещает их оборот, несмотря на возражения ряда учёных.

Более того, гомеопатические препараты активно закупают и казённые аптеки. Уже упоминавшийся выше «Областной аптечный склад» регулярно проводит тендеры на закупку, например, противовирусного препарата «Эргоферон», успокоительного средства «Тенотен» и «Тенотен детский». Были тендеры на закупку «Анаферона» и т. д.

Ежегодно на закупку гомеопатии расходуются солидные средства. Например, «Эргоферона» в прошлом году у нас «Областной аптечный склад» закупил через тендер на 677 тысяч рублей. На 610 тысяч рублей закупался «Анферон детский» и почти на полмиллиона рублей — «Тенотен» взрослый и детский. Хотя тот же «Тенотен детский» имеет активного вещества — антител к мозгоспецифическому белку S-100 в такой концентрации, что лишь 1 таблетка из 10 миллионов теоретически могут содержать ОДНУ его молекулу.

При обращении к фармацевтам «Аптечного склада» следует разъяснение — препарат входит в список Минздрава РФ и поэтому его закупка и использование не запрещены. Логично. Нарушения закона тут нет. Во всяком случае с юридической стороны.

А как быть с законами физики и химии? Ведь должно же руководство склада иметь хотя бы базовое образование в области естественных наук, чтобы понимать — никакой коронавирус (да и вообще любой другой вирус или бактерию в организме) нельзя убить таблеткой, в которой нет ничего, кроме сахара и наполнителя!

В конце концов, задача настоящего врача — подобрать для пациента оптимальную, научно выверенную и обоснованную схему лечения. И — отговорить человека использовать псевдонаучные и явно шарлатанские методики.

Если же пациент никого не слушает, то дальше может лечиться хоть отваром из сушёных жаб. Но — за свой счёт и написав заявление, что никаких более претензий к официальной медицине не имеет.

Проводить же лечение сомнительными с точки зрения официальной науки препаратами, тем более за казённый счёт и через государственную же структуру — это как минимум вызывает вопросы в компетентности сотрудников фармакопеи.

Как максимум — это повод для серьёзных проверок. Ведь парадоксальная же получается ситуация: медицинских масок и антисептиков, чья эффективность не вызывает сомнений, в государственных аптеках для населения нет.

Зато «фуфломицинов» за бешеные деньги — сколько угодно.

 

Источник ➝

Политолог Галина Шешукова: «Голосование через интернет заинтересует молодёжь»

Оппозиция опасается, что при таком голосовании крайне трудно будет пресекать «накрутки» голосов в пользу того или иного кандидата. Если при обычном, очном голосовании все действия избирательной комиссии проходят под контролем наблюдателей, то при голосовании электронном все процессы проходят в недрах компьютерных серверов и увидеть их просто невозможно — только итоговые цифры на мониторе.

Тем не менее, эксперты уверены: новый формат проведения выборов может привлечь молодёжь. Которая традиционно далека от политических процессов.

— Да, я думаю, что возможность проголосовать через гаджет, через Интернет может заинтересовать те электоральные группы, что обычно выборы игнорируют. Это в первую очередь молодые люди, до 30-35 лет. И при грамотном организации процесса увеличение тех, кто будет интересоваться выборами и отдаст свой голос онлайн составит процентов 30, — считает доктор политических наук, профессор Оренбургского института Московской государственной юридической академии Галина Шешукова.

— Насколько популярным будет электронное голосование — зависит в первую очередь от платформ и того контента, что будет размещён на них. Просто повесив фамилию и поставив рядом кнопочку «кликни-проголосуй» — этого мало. Нужно заинтересовать пользователя, дать ему в понятной и доступной форме информацию о политической программе, позиции кандидата. Причём это должно быть всё именно в интернет-формате, а не в виде скучного учебника политологии. В этом случае да, можно охватить существенную аудиторию, — комментирует заведующий кафедрой социальной психологии Оренбургского госуниверситета Александр Вишняков.

Фактически первым опытом онлайн-выборов у нас в Оренбурге станут проходящее сейчас предварительное голосование (или, как его называют на западный манер, праймериз) среди кандидатов в Оренбургский городской Совет от партии «Единая Россия». На сайте pg.er.ru можно зарегистрироваться и отдать свой голос за того кандидата, кого поддержит партия в сентябре этого года.

Эксперты между тем считают, что это — только первый шаг. Коронавирус показал и востребованность удалённых сервисов, и их возможности.

Но, конечно, для проведения голосования нужна абсолютно прозрачная, надёжная платформа, которой доверяли бы люди. С возможностью наблюдения, защищёнными каналами связи, с возможностью перепроверить результаты (например, путём выборочных звонков наблюдателей на аккаунты, которые им показались подозрительными).

В любом случае онлайн-голосование открывает новые возможности для политического процесса. Причём как для кандидатов, так и для миллионов новых избирателей.

 

Новотроицким чиновникам А. Липатову и А. Сластенину продлили срок ареста

Напомним, что первого заместителя главы Новотроицка Артёма Липатова и председателя комитета по строительству, транспорту, коммунальному и дорожному хозяйству этого города Андрея Сластенина обвиняют в получении взятки в сумме 3,5 млн. рублей от подрядчиков, выполнявших работы в городском сквере.

Подрядчик — бенефициар строительной фирмы Серго Мусеян якобы заплатил деньги Липатову за то, чтобы тот закрыл глаза на некоторые недоделки в муниципальном контракте.

Чиновников сначала отправили в следственный изолятор, но в декабре 2019 года изменили меру пресечения на домашний арест.

И вот теперь они снова ограничены в свободе перемещений.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх